Главная Студия Журнал Симпатия Авторы Галерея Гостевая Ссылки Контакты Для марсиан Редактор   Обложка   Архив  

 

АВТОР  Светлана Борисюк
ФОТО Олег МИХЕЕВ

ВЛАДИВОСТОК- родина рокапопса

 

В отличие от политических, культурные сенсации Владивосток рождает не часто. Можно, конечно, гордиться тем, что здесь появился на свет Юл Бриннер – кумир тинейджеров 60-х, «парень в черном» из «Великолепной семерки». Но вряд ли именно наш город повинен в том, что он стал голливудским «суперстаром». Принято вспоминать еще актера Александра Михайлова, и – некоторыми любителями – Вику Жукову-ЦыгановуЙ Так было до 97-го. В тот год весь бывший Союз (и некоторые в дальнем зарубежье) глотнули, наконец, настоящего владивостокского воздуха – спасибо «Мумий Троллю». Дело не только в «Круизёре», смотрящем в небо колесами. Любая песня «Морской» – это маленький трактат о жизни города нашенского. Уже несколько лет Лагутенко сотоварищи остаются главной сенсацией российской молодежной культуры. Правда, в прошлом году «МТ» поделился этим титулом с подругой башкирских степей Земфирой. Однако не знала бы матушка Россия ни того, ни другую, если бы не энергия героя предлагаемого интервью. Итак, Владивосток-2000. 22 февраля. Гость редакции «Д» - продюсер «Мумий Тролля», Земфиры и легендарного, но непонятого «Туманного стона» Леонид Бурлаков. Мы считаем его нашим земляком. А что же Леня?

  

«Дела»: У тебя возникает ощущение ностальгии по Владивостоку? По прошлой жизниЙ
Л.Б.: Никакой ностальгии не существует. Страна у нас одна - где бы ты ни жил.

«Д»: Да неужто всё одинаково?
Л.Б.: Везде одинаково. Везде дают взятки, повсюду их берут. Это сейчас моя больная тема.

«Д»: Тогда дежурный вопрос о «СD Land»Й
Л.Б.: Нет. «CD Land» не дает и не берет взятокЙ

«Д»: Мы не про взятки, собственно. А про борьбу с пиратством.
Л.Б.: О, конечно. Нам помогает в этом деле охранно-сыскная ассоциация «Дела». У нас заключен официальный договор с ней. К тому же все пираты (я их называю тараканами), которые иногда вылезают в этом городе, находятся под контролем поклонников «Мумий Тролля». Поклонники сообщают информацию о пиратской точке в магазин, и через 5 минут туда уже подъезжают сотрудники «Дела», правоохранительные органы. И всёЙ Уголовная ответственность. То есть пресекается безобразие на корню. Пиратство – это воровство. За это надо руки отрубать.

«Д»: И тебя совсем не раздражает, что ваш магазин стал «тусовочным» местом? Или в последнее время страсти поутихли?
Л.Б.: Не поутихли – меня в этот раз встретила толпа поклонников, я давал автографы – всё как обычно. Поначалу «CD Land» создавался как обычный магазин, уже затем кто-то нарисовал на двери круг с куриной лапкой, и пошло-поехало. Меня это не раздражает, потому что тусовщики потусуются и уйдут, а потом может зайти нормальный человек и купить компактЙ

«Д»: Йсамый дорогой в городеЙ
Л.Б.: Зато настоящий. Не пиратский.

«Д»: Лагутенко, между прочим, мальчик-то уже взросленький, а средний возраст ваших поклонников 12-17 лет. Нимфетки в основном. Ты собираешься прилагать какие-то усилия к тому, чтобы светлый образ Ильи оставался таким же юным?
Л.Б.: Я советовался с юристами по этому поводу. Они сказали, что данный символ, то есть образ пластинки, не будет расценен, как соблазнение несовершеннолетних. Это всё-таки в большей степени искусство. Я не думаю, что кто-то может подуматьЙ

«Д»: Ну сам-то ты уже подумал! Да мы, вообще-то, не о том. Мы вот о чем: что ты будешь делать со стареющим ЛИЦОМ молодежного секс-символа? Некоторые же умудряются сохранить «бэби-фэйс»: Зверев, например, или Григорьев .
Л.Б.: Зверев – мутант. Я прочитал об этом в «Московском Комсомольце». А Лагутенко и «бэби-фэйс»Й Ну, он постарел в последнее время. От работы мешки под глазами появились. Поэтому даже фотографии приходится делать такиеЙ чтобы на человека был похож.

«Д»: Какие шаги предпримешь после того, как Андрей Масловский собрал все имеющиеся у него архивные штучки из жизни Лагутенко и Сдвига, присовокупил к ним остальных современников и сделал вполне интригующую киношку?
Л.Б.: Ничего не предприму. Система дистрибьюции во Владивостоке слабо развита. И если я не смогу купить ЭТО в Москве, значит мы не будем наказывать за это Масловского. Пусть он дарит друзьямЙ Мы не будем на него обижаться за то, что он «дарит» за 300 рублей компакты «Третьей стражи».

  

«Д»: И никаких беспокойств о том, чтобы звездные архивы не попали в плохие руки?
Л.Б.: Ну, что было то было. Любой папарацци имеет право на то, чтобы опубликовать какую-то грязную фотографию.

«Д»: У Масловского, кстати говоря, вполне пристойный фильм. Даже комплиментарный. И немного ностальгический.
Л.Б.: Тогда, получается, Масловский сделал сам себе приятное.

«Д»: «Мумий Тролль» по-прежнему пишет всё в Лондоне или только сводит?
Л.Б.: «Мумий Тролль» пишет ВСЁ и сводит ВСЁ на лучших студиях мира. И будет продолжать записываться только так. Цены там очень высокие, качество тоже - подходящее для «Мумий Тролля».

«Д»: Не появилось ли на твоем горизонте нового таинственного проекта? Наверняка же есть пара-тройка перспективных молодых групп?
Л.Б.: Очень хороши «Мультфильмы». Питерская группа. Если бы они записали две песни (это намек на двоих своих звезд. - Прим. ред.), то стали бы великой группой, но записали они целый альбом - поэтому группа просто хорошая. Перспективным остается и владивостокский проект - бывший «Опиум». Сейчас он называется «ИНТРО». Но ни с кем и никогда больше, кроме «Мумий Тролля», я работать не буду. И на этом моя деятельность, как гениального продюсера, по–видимому, заканчивается. Я написал заявление о приеме на работу главным менеджером группы «Мумий Тролль» и успешно работаю – получаю зарплату.

«Д»: Как мы поняли, никто из представителей Владивостока, исключая Лагутенко сотоварищи, не вызвал никакого интереса в Москве.
Л.Б.: Никто ни у кого не вызывет интерес, пока не станет действительно гениальным человеком - певцом, артистом. Продюсер же, появившись у такого человека, не играет никакой роли в этом бизнесе. (С нашей точки зрения, Бурлаков всё же немного кокетничает. – Прим. ред.) Нет такого понятия как «владрок», нет стиля «владивостокский поп» - есть великое торжество рокапопса. Единственный стиль, который сейчас способен жить - это рокапопс. А Владивосток - родина рокапопса. Основные признаки рокапопса - это прежде всего очень дорогая студия в Лондоне, очень красивый сексапильный исполнитель, очень непонятные тексты, которые никто не должен понимать вообще, и не более трех-четырех аккордов.

«Д»: Что-то мы всё о работе да о работе. Пора уже и об отдыхе спросить. Каков любимый способ релаксации гениальногго продюсера Бурлакова?
Л.Б.: Я меняю работу. К примеру, если мне надо отдохнуть, я устраиваюсь на судно матросом и ухожу на 3-4 месяца в рейс. У меня осталась корочка матроса первого класса, международный сертификат. Это сейчас нормальная практика на Западе. К примеру, я знаю одного человека - это известный продюсер Вернадский – так он на время отпуска поехал в Омск и отработал грузчиком в магазине. А по приезду у него появилось новое желание работать. Это же отдых для мозгов – когда работаешь и ни о чем не думаешь. При этом я еще и зарабатывал - в месяц получал $280. Жена со мной буфетчицей ходила. В Таиланд и обратно.

«Д»: Каким вы видите будущее своих детей? Хотите, чтобы ваш сын пошел в шоу-бизнес? Если вы ответите «нет», мы, может быть, и поверимЙ
Л.Б. Конечно, хочу, чтобы мой сын стал великим продюсером. Это хорошая работа. Зарплата стабильная. Даже в те времена, когда денег не было ни у кого, нам всегда платили зарплату. Люди же всегда хотят развлечений, требуют зрелищ. Поэтому продюсер может заработать в любой момент. Если, конечно, он гениальный продюсер. Как я. (Видимо, шутит. - Прим. ред.)

«Д»: Каковы отношения гениального продюсера Бурлакова с прессой? Какой журнал у него любимый, какой - наиболее авторитетный? Что выбирает для чтения?
Л.Б.: Любимый журнал – это «Забристки райдер». С ним в руках так приятно отдохнуть от грубости, чванства. Когда читаешь «Забристки райдер», начинаешь верить, что любовь есть.

«Д»: А-а! Так вам не чужды идеи и музыка хиппи?
Л.Б.: Да. У меня мечта есть: соединить Depeshe mode и Doors. Но такое еще не родилось. А вообще с прессой я отношения поддерживаю. 4 раза был приглашен на тусовку по случаю дня рождения журнала «ОМ». Первый раз по случаю первой годовщины, но я тогда не смог. Второй, когда «ОМ» праздновал 2 года, я тоже не смог. И третий раз не смог. А в четвертый раз – уже в этом году - главный редактор Андрей Бухарин мне очень правильно сказал: «Ты стоишь в списках людей, которые должны нас поздравлять». Поэтому я пришел, поздравил и сразу ушел.

«Д»: А пребывая в Интернет, у нас такое ощущение складывается, будто ты занят только тем, что раздаешь интервью.
Л.Б.: У меня есть человек, любимый, который ходит за мной и постоянно записывает мои выражения. Однажды мы собрали кое-что в отдельную книгу «Цитатник Леонида Бурлакова» и в издательстве «Индепендент Медиа» издали. Тираж небольшой – 10 тысяч всего.

«Д»: Раритет!
Л.Б.: Одно из моих великих выражений, которое можно в нем прочитать: «Война – это массовый туризм».

«Д»: Так как насчет самых авторитетных музыкальных изданий?
Л.Б.: Журнал Q. Из наших – журнал YES. Раздел про музыку очень важен. А настольная книгаЙ Я обычно просыпаюсь в 6 утра, и пока до завтрака еще далеко, потому что его почти никогда не бывает, я читаю Камю.

«Д»: С кем из московских коллег продюсер Бурлаков водит знакомства и кого вообще уважает?
Л.Б.: Теперь серьезно отвечу: Александр Пономарев. Но он такой русофил - всегда ищет в музыке что-то русское. Но то, как он работает! Если бы наша страна до сих пор была окружена железным занавесом, он был бы лучшим. На второе место я ставлю Эрика Чантурия. Если бы Эрик в детстве слушал больше рок-музыки, мы получили бы от него более интересные результаты. Но то, что он делает в поп-музыке, и как это делает, мне нравится. Я уважаю этого человека. На третьем месте Александр Шульгин. Если бы он работал и дальше, стал бы действительно великим продюсером. Дальше идет Беляков Виталий Петрович. Если бы он, кроме наличия гигантской дистрибьюции, уделял немного больше внимания своим подопечным, - тоже был бы одним из самых великих продюсеров. На пятом месте я вижу Леонида Бурлакова, который занимается группой «Туманный стон».

«Д»: А что, есть разный Бурлаков?
Л.Б.: Есть. Один с «Мумий Троллем» - у этого есть неограниченные кредитные возможности в этой стране. У Бурлакова с Земфирой была неограниченная уверенность в том, что он делает. У Бурлакова с «Туманным стоном» был неограниченный бюджет, масса тщеславия, самоуверенности и отсутствие музыкального вкуса.

«Д»: Кстати, насчет последнего альбома «Мумий Тролля». Вы считаете его самым удачным?
Л.Б. Мы сначала хотели назвать его «Великий альбом» и на обложке запечатлеть Илью Лагутенко, идущего по Великой китайской стене. Слово «великий» я могу применить и к музыке. А стена в оформлении альбома осталась. Просто она там за туманом.

«Д»: Скажите что-нибудь доброе о том клипе, который вам сделали во Владивостоке на видеостудии ИДК.
Л.Б.: На самом деле одна зарубежная компания, желающая заключить контракт с группой «Мумий Тролль» на выпуск семи пластинок в течение пяти лет на иностранном языке, первой песней, которую попросила перевести на иностранный язык, назвала песню «Утекай». И первое видео, которое они хотели бы использовать - это тот самый клип-мультяшка в японском стиле. Сегодня очень хороший музыкальной рынок в Дубаи (Объединенные Арабские Эмираты). Нам уже предложили спеть несколько песен на арабском языке. Я думаю, что Илья пойдет на это. Им надоела музыка в стиле последнего Стинга. Они хотят видеть красивых белых людей, поющих на арабском языке нормальный европейский рок.

«Д»: Находится у занятого продюсера Бурлакова время на занятия спортом?
Л.Б.: Обычно я читаю раздел о спорте в журнале YES, и мне этого хватает. Смотрю буржуйский баскетбол на канале СТС, если его программа опубликована в журнале YES.

«Д»: А если вдруг ваша жена начнет смотреть сериалы?
Л.Б.: Она смотрит сериалы. Очень любит «Во имя любви» и «Санта Барбару». Так как она работает в системе журнала YES, ей приходится смотреть и сериалы на СТС - ведь у них эксклюзивный контракт с этим каналом. У нас очень большой телевизор дома, плазменный, метр двадцать по диагонали. Он делится на 4 части. Так что можем смотреть вчетвером – с ребенком и собакой.

«Д»: А какой породы собака?
Л.Б.: Французская болонка. Добрая.

«Д»: Каков распорядок дня гениального продюсера Бурлакова?
Л.Б.: В понедельник - совещание, во вторник – отдых, в среду - отдых после отдыха, в четверг - свободное время, в пятницу - подготовка к совещанию, в субботу – «Горбушка», в воскресенье я готовлюсь к совещанию, в понедельник - совещание. Я не делю время на дни. Жизнь идет от совещания к совещанию.

«Д»: Какой-то нездоровый образ жизни.
Л.Б.: Очень нездоровый. Я вообще не употребляю алкоголь, не курю, никогда даже не видел, как колют наркотики, или что там они с ними делают.

«Д»: Ну хоть какой-нибудь недостаток у тебя есть?
Л.Б.: У меня нет недостатков. Я чувствую, что меня послал Господь на эту землю выполнить определенную миссию. Я старательно это делаю. И он мне послал на помощь ангела, работающего в журнале YES.

«Д»: Насколько Москва является затягивающим городом? Обычно говорят о какой-то невероятной притягательности этого места.
Л.Б.: Нет. Москва - это большой базар. Ходишь по рядам. выбираешь товар. Если есть деньги – покупаешь. Если нет - можно взять в долг, а потом отдать. Если тебе этот товар в принципе не нужен, но ты хочешь, чтобы он у тебя был – тогда начинаешь думать. И появляются хорошие мысли. На самом деле в Москве сейчас очень много людей из Владивостока. Например, район Новопеределкино уже вполне можно перeименовать в Новочуркин. Очень много людей живет в Митино. Это, наверное, Новолуговая. Я видел нашего бывшего мэра (Черепкова. - Прим. ред.), который объявлял со сцены на Пушкинской площади номера художественной самодеятельности. Очень забавно было: «А сейчас выступит народный хор!» Вероятно, скоро станет диджеем в стиле «ретро-музыка русской души».

«Д»: Вы следите за тем, что происходит во Владивостоке из интереса или просто от того, что невозможно не замечать?
Л.Б.: Я считаю, что все происходящее во Владивостоке - это нормально. 12 лет пусть всё таким и останется, а затем изменится, и, как всегда в будущем, будет лучше.

«Д»: Оптимистичный прогноз!
Л.Б.: Это не прогноз. Это уверенность.


Наверх

rss